+7 812 744-72-72

Морозов В.И. в эфире программы «Здоровый разговор» на радио Комсомольская правда

Ведущий: Здравствуйте, программа «Здоровый разговор» сегодня в эфире, и я Сергей Ануфриев, ведущий передачи посвященной вопросам здоровья. Сегодня мы поговорим по поводу химических зависимостей: алкоголизма, наркомании. С одним из ведущих экспертов проекта клиника года 2018, кандидатом медицинских наук, главным врачом, вице-президентом ассоциации организаций здравоохранения медицинский центр Бехтерев, Виталием Ивановичем Морозовым. Виталий Иванович, здравствуйте.

ВИ: Здравствуйте, Сергей!

СА: У вас колоссальный опыт и известность медицинского центра, и я наверное не побоюсь сказать, наверное не только в Петербурге, но и на всём северо-западе. А я думаю что пациенты у вас и из других регионов приезжают России.

ВИ: Ну не только из России, из других стран. Лечились даже из Австралии. Из Нью-Йорка приезжали. Немцы, финны, то есть европейцы они вообще частые гости у нас.

СА: Ну вы просто ещё раньше открыли тему медицинского туризма. Наш Комитет по здравоохранению только сейчас говорит об этом, а у вас уже опыт наработан. Виталий Иванович, ну мой первый вопрос: а как изменилась сейчас вот статистика. Мы в девяностые годы шагнули из одного культурного слоя, да, социалистического, фактически в другой строй - рыночную экономику со всеми её прелестями. Ну нельзя сказать, что алкоголизма не было, было понятно что он был. Как изменилось вот состояние наших граждан с точки зрения химических зависимостей? Как изменилась статистика, вот за последние там десять хотя бы лет?

ВИ: Ну изменения есть, конечно же, с 90 годами ничего не сравнить потому что там масштаб вот пандемии наркомании и алкоголизма, он был конечно совершенно катастрофическим. А вот, я помню спирт Рояль, помните это страшные вещи. Я защищал диссертацию по Красной Шапочке, собственно говоря, то есть тогда было очень много суррогатов.

СА: Отравлений..

ВИ: Да, отравлений. Вот это всё давало такие заболевания, которые не были описаны. Собственно говоря, вот чем мы и занимались. Вот, и сейчас, как если это можно назвать, как то это всё стабилизировалось, но тем не менее тенденции есть, и специфика сегодняшнего дня также имеет место. Но о чём мы сейчас говорим - официальная статистика дает снижение количество алкоголиков. Но это речь идет только об официально зарегистрированных пациентах. То есть те, которые лечатся в государственных клиниках. Значит, ну мы тоже отмечаем некоторое уменьшение обращений.

СА: Обращений...

ВИ: Но оно очень незначительное. И если государственный сектор в районе 5% то ну наверное где-то так оно и есть. В принципе, конечно, как говорится, общая картина она сохраняется достаточно такой как стандартной для нашей страны. То есть это всё-таки большое количество и пьющих, и тех кто страдает алкоголизмом, и тех кто злоупотребляет алкоголизмом.

СА: Ну вот здесь часто задают вопрос: когда считать что у человека алкоголизм? Да? Какие диагностические критерии, которые позволяют там родным и близким сказать: «Слушай, дорогой, тебе нужно в общем-то к врачу бы обратиться, у тебя зависимость.»

ВИ: Ну, вы знаете, не обязательно быть алкоголиком, то есть не обязательно, чтобы алкоголизм уже развился, как говорится, во всей красе, чтобы обращаться за помощью.

Вот как раз самое-то правильное обращаться за помощью на ранних стадиях, когда уже наметились какие-то вот проблемы с употреблением. И тогда конечно проще и провести коррекцию необходимую, и лечение, если это нужно.

СА: Тогда я спрошу конкретно в граммах, да? Потому что есть большая категория людей, которые фактически ежедневно употребляют. Когда, в общем самому человеку и его окружению есть смысл задуматься об обращении к вам?

ВИ: Понятно, что есть у нас, так сказать, формы употребления самые разные. Есть у нас Европа, которая, там, каждый день пьет вино. Сухое — не сухое.

СА: Теперь же это чуть ли не, говорят — полезно, там, да? Пропаганда идёт.

ВИ: Да-да-да. Я категорически против. Считаю, что алкоголь не может быть полезным, потому что в любой концентрации, в любом количестве это яд для организма. И не надо его использовать. Другое дело, что с какими-то дозами организм справляется, без видимых последствий, а с другими же не справляется.

Поэтому когда надо, собственно говоря, бить тревогу? Любое частое употребление, да, это вообще повод для того чтобы пообщаться с психологом, с психотерапевтом, с врачом наркологом. И вообще понять почему человеку употребляет. Ну понятно, если он там выпивает 20 г там, или ну там 50 г вина, ну наверно это не вызывает никаких побочных эффектов. Ни психических, ни соматических, ну наверно это возможно. Хотя, хотя такой человек рискует. Он в любой момент может после какого-то, так сказать...

СА: Эксцесса..

ВИ: Эксцесса, да, у него может начаться бурное развитие заболевания. То есть иногда, человек пьет умеренно, вроде как, по нашим меркам, достаточно долго. Потом, бах, стресс, либо положительный, либо отрицательный, болезнь, да?! И у него это всё идёт по нарастающей. Иногда, когда есть такая генетическая предрасположенность, уже с детских лет развивается достаточно бурно.И, так сказать, состояние, бурное развитие, состояние опьянения тяжёлое, неконтролируемое поведение, и тут естественно надо бить тревогу.

Надо, так сказать, бежать к врачам.

Есть варианты, когда человек употребляет алкоголь, как, так скажем, симптоматическое лекарство. То есть, ну например, человек с повышенной тревожностью. То есть, алкоголь, да, это средство от страха. Наркомовские сто грамм, и так далее, да. И тут, алкоголизм, ну не совсем правильно иногда его называют вторичным алкоголизм, он развивается, как....

СА: Седативная такая терапия....

ВИ: То есть, противотревожная, прием противотревожных, злоупотребление противотревожными средствами. То есть, понимаете. Он выпил — у него всё хорошо. В сознании у него, так сказать, откладывается. И он постоянно к этому стремится. То есть, какие-то негативные ощущения, он выпил, ему стало лучше. Ну а дальше, уже всё по накатанной. Стандартное развитие это, как мы знаем, три стадии, но это условно, очень схематично, конечно. Первая - формирование психической зависимости, когда человек уже, так сказать, стремится к употреблению, иногда осознавая это, иногда не осознавая. Вторая стадия - это когда формируется физическая зависимость. То есть, развивается уже синдром отмены, похмельный синдром, так называемое компульсивное, то есть, очень выраженное влечение, патологическое влечение к алкоголю, либо другому предмету зависимости - это в принципе схема, так сказать, она, значит, действует, работает, и в случае наркомании и в других вариантах зависимости.

Вот, ну и третья стадия - это финальная. То есть по сути, когда человек деградирует, когда у него уже проявляются, так сказать, признаки выраженной энцефалопатии, то есть поражения мозга. Когда он страдает какими-то соматическими заболеваниями, потому что, ну хоть и считается органы-мишени алкоголя это алкогольная болезнь печени, сердце, головной мозг. Но поражается в принципе весь организм. Поэтому в финальной стадии мы видим то, что в народе ассоциируется с термином «алкоголик», то есть это человек, который социально уже..

СА: Опустился...

ВИ: Да, деградировал, не работает, как правило семьи либо не имеет, либо, так сказать живет вот с такой же половиной. Ну, и соответственно, вот....

СА: А вот интересно, с точки зрения вот заботы наших людей себе. Вот на какой стадии чаще стали обращаться? Вот, какая-то есть динамик обращений? Потому что действительно, наверное, в девяностые больше уже ситуация там запоев, и в терминальных таких стадиях... Вот сейчас, как-то на ранних стадиях, больше стало приходить к вам?

ВИ: Вы знаете, обращаются всё-таки в большинстве на второй стадии.

СА: На второй стадии...

ВИ: На первой стадии - не считают себя больными. На третьей стадии - уже не считают себя больными, им уже всё равно. А, вторая стадия, да, это как раз в тот период, когда болезни, когда, ну есть …

СА: Формируется абстинентный синдром.....

ВИ: Да, и человек, все таки начинает понимать, что не всё благополучно. И в этот период у родственников больше шансов убедить его в том, что он, так сказать, болен.

СА: Но, мы можем сказать: не откладывайте те кто вот узнали, что находятся в первой стадии, обращения в медицинский центр Бехтерев. Потому что, я так понимаю, на первой стадии, у вас есть достаточно возможностей для помощи, чтобы не погружался уже человек глубже в алкоголизм.

ВИ: Конечно, чем раньше начато лечение, тем больше шансов на выздоровление.

СА: Ну что, мы с вами продолжим разговор. Сейчас мы уходим на рекламную паузу, оставайтесь с нами программа «Здоровый разговор».

 

СА: Программа «Здоровый разговор», и я Сергей Ануфриев, сегодня с вами в эфире. Сегодня мы говорим на тему химических зависимостей, это и алкоголизма и наркомании разных видов. И гость сегодняшней передачи: ведущий эксперт проекта клиника года 2018 Виталий Иванович Морозов, кандидат медицинских наук, главный врач, вице-президент ассоциации организаций здравоохранения и медицины, медицинский центр Бехтерев. Виталий Иванович, мы сейчас говорили по поводу вот алкоголизма вообще. Часто очень говорят о том что самый страшный алкоголизм - это женский алкоголизм, вот так ли это?

ВИ: Ну к сожалению, прекрасная половина, у нас, сильную половину догоняет семимильными шагами. Если раньше, так сказать, мы видели что женщин пьет где-то, вот так скажем, шестая - пятая часть, то теперь их стало гораздо больше, и мы уже говорим о трети женщин-алкоголиков. Я даю только нашу статистику. То есть те кто к нам обращается.

СА: Я понимаю, те кто обращаются.

ВИ: Да, ну на самом деле, есть определенные особенности. Есть определенные, так сказать, варианты течения, и конечно же у женщин, некоторые моменты болезненные они протекают значительно тяжелее, чем у мужчин. Ну обусловлено это и физиологическими, и социальными аспектами, и особенностями, так скажем, женской психики, вот. И, соответственно развивается это более бурно, обычно они позже начинают, очень неохотно обращаться за помощью, потому что это...

СА: Стыдно...

ВИ: Стыдно, да, стигматизация, то есть, пьющий мужчина он как-то нашей страны, вроде явление обычное, а вот женщина-алкоголик вызывает такие, такое порицание общественное, и конечно, женщине сложно решиться на такой шаг бывает, зачастую.

СА: «Мой муж пьет» - это в общем, чуть ли не норма.

ВИ: Да-да-да, к сожалению, вот. Поэтому с женщинами, естественно, мы работаем. Есть у нас программы специфические, и так скажем, учитываем все эти особенности, когда они к нам поступают. Но в плане результатов всё зависит от того насколько, так сказать, вот человек сам хочет решить проблему. Насколько его окружение в этом ему помогает.

СА: Готово помочь...

ВИ: Насколько, так сказать, адекватна лечебная помощь, вот. Я хочу сказать, что без этих трёх составляющих, конечно выздоровление невозможно, невозможно. И когда, вот это всё есть, тем не менее, требуется достаточное количество времени, и достаточно серьезный такой цикл лечебный, которые вот в конечном итоге приводят к хорошим результатам.

СА: Ну сейчас, в общем, многие наши слушатели задавали вопросы - присылали в редакцию. А какие может быть новые, современные методы лечения алкоголизма, да? Потому что, то что донеслось с прошлых лет, я имею в виду с прошлого века. Фактический различные там подшивания, такие экзотические названия, как там «торпеда» и прочее другое...

А вот сейчас, как развивается методология лечения алкоголизма, да? Какие вот есть подходы в мире, и соответственно в Петербурге доминируют?

ВИ: Ну «торпеда» это не экзотическое название, так скажем, экзотическое лечение — это когда там каких-то клопов настаивают, ещё что-то. У нас, кстати, фильм снят по экзотическим методам, достаточно, такой, информативный.

Нет чудодейственной пилюли, нет чудодейственного метода. Есть комплекс, понимаете, фармако-психотерапевтических методов которые, если они правильно подобраны, в чём собственно говоря, и должно заключаться мастерство и профессионализм врача, чтобы именно для каждого каждого пациента найти те методы, тот путь лечебный, который приведет его к выздоровлению. Вот это всё дает хороший результат, это всё есть в нашем центре. Наше главное отличие, я считаю, то что нас пациент может пройти путь от А до Я. То есть, он обращается, так сказать, за помощью и получает всю необходимую помощь на тот момент. Дальше мы предлагаем дальнейшие, так сказать, варианты лечебные, и он проходит длительную реабилитацию, которая, так сказать, на выходе дает ему возможность уже полностью адаптированному влиться в социум и не возвращаться уже к этой проблеме.

Что касается новых. Ну понятно что медицина не стоит на месте, наука не стоит на месте. Есть препараты, которые уменьшают интенсивность запоев, есть препараты пролонгированного действия, есть препараты, которые нейтрализуют какие-то проявления изначально привычек алкоголизма. Ну, не секрет, что наши пациенты они имеют коморбидный фон какой-то. У них есть заболевания, которые изначально, как бы уже, привели к зависимости. Спровоцировали и убыстрили развитие заболевания. Есть заболевания, которые они приобрели в ходе вот развития зависимости. И конечно же, тут очень важно все это учитывать, и назначать адекватную фармакотерапию. А препаратов сейчас очень есть много. Те методы о которых вы говорили, так называемые, противорецидивные методы - это различные варианты кодирования, там химические методы. Они не утратили актуальность и сейчас, вот недавно была большая статья посвященная этому вопросу в наркологии. и там обосновывался их эффект. Давалась статистика опять же. И, ну само по себе их существование говорит о многом. То есть они существуют пятьдесят лет, и поверьте, у нас до сих пор, так сказать, полная запись идёт. Ну, понятно, что наши методики усовершенствовались, у нас есть там уникальный метод как интракорниальной транслокации, который очень эффективен, и всё это работает. Но это опять же не панацея. Это даёт человеку возможность какой-то трезвой передышки, за время которой он должен изменить в вокруг себя очень многие вещи.

СА: Очень многое...

ВИ: Да, ну не зря. Я сейчас скажу такой может не очень понятный термин: алкоголизм, наркомания - это био-психо-социо-духовное заболевание, которое поражает, разъедается все сферы жизнедеятельности человека, и человек в процессе выздоровления должен это восстановить. Всё это невозможно без серьезных психотерапевтических программ. И вот опять же наше отличие от многих центров это то что у нас есть именно медицинская реабилитация. То есть, у нас есть программы которые подразумевают наличие как психологической реабилитации так и использовании различных медикаментов. Вот всё это в комплексе дает очень хороший результат.

СА: Слушайте, ну вот действительно, вот то что прозвучало такая комплексный подход к человеку - это очень важен. Потому что многие пациенты думают пришли сделали укол и нет алкоголизма. Нет - это в общем-то так мечта, которая на данный момент должна опираться на ряд других действий, и очень для меня приятно услышать, что у вас серьёзная психотерапевтическая поддержка. Потому что так человеку без осознания каких-то, ну, глубинных моментов отчасти, что его тревожит, что его волнует, страхи, это какой-то стыд с чем он борется запивая его, да, рюмкой. А без этого не избавиться от алкоголизма, и поэтому хорошо что у вас представлены, и более того, я так понимаю, что врачи уже не один год специализируясь на этой проблеме, в общем-то имеют опыт наработанный, и хорошие уже результаты.

ВИ: Конечно! У нас во-первых опыт, во-вторых уникальные программы руководит профессор Булаков - очень известный психотерапевт, не только у нас в стране. И, собственно говоря, конечно всё это уже отработано не на одной тысяче больных, так скажем.

То есть, вот короткая схема лечебного пути это острое отделение. Это могут все. Вот на сегодняшний день купировать абстиненцию, снять ломку, и так далее. Это только начало пути. У нас уже на третий день, ну, третий — пятый, когда человек уже способен воспринимать, так скажем, на работу слова психолога с ним начинается такая массивная психотерапевтическая работа. То есть работа, по сути. У нас вот, я всегда учу своих сотрудников, что у нас психологом должен быть каждый, понимаете, начиная от санитарки, и заканчивая главным врачом, вот. Дальше у нас есть несколько этапов реабилитации. У нас есть несколько отделений реабилитационных, где, так сказать, находятся пациент, вот, с какими-то особенностями. Там они готовятся к следующему этапу. И после стационарного лечения в отделении они дальше направляются в загородный реабилитационный центр где в течение от нескольких месяцев до нескольких лет закрепляют, вот это лечение. Дальше они длительное время наблюдаются амбулаторно, и проходят амбулаторное, так сказать, психологическое и психотерапевтическое сопровождение, вот. И вот, это тот реальный путь который, но наверно на сегодняшний день, единственный в мире, который приводит вообще, ну в разных формах, но тем не менее основа должна быть вот такой.

СА: Ну всегда задают вопрос там: Бывает ли бывший наркоман? Бывает ли бывший алкоголик? Ну вот ваш опыт. За пациентами, вы наверняка отслеживаете судьбу, что он показывает? Люди могут, условно, «подняться» от зависимости? Или «подняться» со дна, и действительно жить полноценной нормальной жизнью?

ВИ: К счастью — да. И мы ушли вот от этих формулировок, что алкоголь неизлечим, наркомания неизлечима. Излечима. Это уже другие люди совершенно, понимаете, мы помогаем человеку измениться настолько, что он становится другим человеком, естественно он добивается успехов. У нас масса таких примеров. Я вот всегда говорю: я смотрю иногда телевизор, и к своей радости вижу своих бывших пациентов, которые, так сказать, и в бизнесе, и достигли определенных высот, понимаете, мне очень приятно, что им часть..

СА: Так-то, лучший результат работы...

ВИ: Для врача это очень важно.

СА: Личностный. То есть не только избавились от заболевания, но и личностный рост определенный...

ВИ: То есть мы вернули полноценного члена общества, вот, нашем нашей стране и получили такой положительный результат.

СА: Слушайте, ну это очень радостный новость, радостная информация. Мы с вами уходим сейчас на рекламную паузу, оставайтесь с нами программа «Здоровый разговор», я Сергей Ануфриев с вами.

 

СА: Программа «Здоровый разговор», и я Сергей Ануфриев с вами в эфире. Мы продолжаем разговор с ведущим экспертом проекта клиника года 2018, кандидатом медицинских наук, главным врачом и вице-президентом ассоциации здравоохранения медицинский центр Бехтерева, Виталием Ивановичем Морозовым.

Мы говорили по поводу алкоголизма, о его тенденциях, и самое важное, что это не приговор. Самое главное, что есть сейчас современные комплексные методы лечения алкоголизма и других химических зависимостей, позволяющие вернуть человека в активную профессиональную, социальную, духовную, и самое главное, личную жизнь. В связи с этим хотел спросить по поводу. Вот мы поговорили с вами по поводу алкоголизма.

С точки зрения распространения наркотиков. Ну действительно с девяностых годов конечно же широко страну наводнили различные наркотики, увеличилось количество людей их потребляющих. Вот сейчас, ваши наблюдения, кто основной потребитель наркотических средств?

ВИ: Особенности двери сегодняшнего дня, они конечно присутствуют. Сейчас мы говорим о том что произошла смена предпочтений, то есть, классический наркоман, который там был в те же 90 - героиновый наркоман. Он встречается сейчас очень редко. Сейчас в основном употребляют новомодные наркотики: спайсы, соли, стимуляторы, либо сочетание. Если раньше там классический наркоман, он даже слышать не хотел об алкоголе. Ну как то так презрительно отзывался об употреблении алкоголя, то теперь наркоманы поступают, употребляют там три-четыре-пять психоактивных веществ, и больше. То есть, понимаете, он может и пить, и колоть метадон, использовать стимуляторы, и курить каннабиноиды, или вот эти спайсы, и так далее, и так далее, вот. Ну опять же особенность это то что наркоман конечно постарел. То есть раньше это была молодежь, сейчас к нам попадают иногда люди в достаточно почтенном возрасте, и в пятьдесят, и в шестьдесят лет, которые. Ну понятно, что наркоман до таких лет не доживает, если он начал в молодости употреблять. Вот они начинают за несколько лет, вот до обращения к нам. То есть сейчас вот достаточно такая частая ситуация когда человек там 60 лет приходит к нам, и он начал употреблять там в 55, например, и вот сейчас начинаем лечить. Тенденции-то они мировые в принципе. И, мы же встречаемся с коллегами с нашими из-за рубежа, и часто, то что они нам рассказывают радикально отличается от того что мы видим в широкой печати.

СА: Конечно, в реальной жизни ...

ВИ: В ютубе, по телевизору. Таже метадоновая программа которая там …

СА: За рубежом …

ВИ: Зачастую, рассказывается как это всё хорошо и здорово, да наркологи даже из той же Америки они конечно же бьют тревогу, и рассказывают как это негативно влияет вообще на ситуацию с наркоманией. То же самое бьют тревогу врачи-наркологи в тех Штатах или в тех странах где легализована марихуана, и говорит о том к чему это всё приводит. Но есть лобби, есть, так сказать, определённые круги, которые создают...

СА: Фармацевтические?

ВИ: Да, фармацевтические в том числе, которые … Ну, а что далеко ходить, если там тот же Трамп недавно во все услышание заявил, что в Америке десять процентов, по сути наркоманов, которым так сказать, нитрогенных наркоманов, которым выписали опиатосодержащие, эти самые …

СА: Препараты.

ВИ: Да, анальгетики, и собственно говоря, у них уже развилась зависимость. Там бесконтрольно употребляются антидепрессанты, которые также могут привести к определённым адиктивным заболеваниям, ну непростая ситуация.

СА: Слушайте, ну не простая ситуация, конечно во многом связана с тем, что наш мир становится всё более быстрым, всё более турбулентным и количество кризисов которые выпадают на душу живущего человека конечно наверное слишком значительные перегрузки дают его мозгу, его нервной системе. И в этой ситуации особо тревожно за подростков. Вот за подростков, как они адаптируются в этом мире? Вот что у вас, по вашим наблюдениям?

ВИ: Именно воздействие лоббистов, оно направлено в первую очередь на молодежь, на подростков, потому что это очень выгодно заразить человека в молодом возрасте и чтобы потом, так сказать, он уже был постоянным потребителем. Есть термин такой: социальное заражение. Когда, понимаете, мы же вот смотри сериалы, мы смотрим фильмы...

СА: Образ жизни.

ВИ: Да, читаем книги, прессу ту же, понимаете, и часто видим как люди курят, пьют, употребляют наркотики. И преподается это, причём преподносится очень, так сказать, я бы сказал даже игриво. И естественно у подростка ...

СА: Ну да, что ничего страшного нет, выпил рюмку ...

ВИ: Конечно, потом когда потом человек взрослеет, становится, так сказать, там начинает общаться, коммуникация возникает, ему навязывается единственная модель общения, которыя подразумевает употребление алкоголя, либо наркотиков, либо то и то. И он, собственно говоря стоит перед выбором: либо становиться изгоем, либо быть как все. И, к сожалению, очень часто выбор вот в пользу такого формата общения, что приводит … Дальше уже включаются гены, дальше уже включается семейные, так сказать, семейная модель, которая либо прививает иммунитет, либо наоборот, вот.

СА: Помогает..

ВИ: И мы получаем на выходе, зачастую, больного человека. Поэтому, конечно, по потоку информации, который обрушивается на молодые неокрепшие умы сейчас …

СА: Неконтролируемо абсолютно.

ВИ: Да, мы это не контролируем, и это дает свои результаты. Что вообще можно сделать? Меня часто спрашивают родители как вообще сделать …

СА: Да, как вообще понять, что с ребенком что-то не то?

ВИ: Ну понять … Чтобы понять надо...

СА: Надо быть в контакте с ребенком.

ВИ: Быть в контакте, совершенно правильно. Потому что мы иногда сталкиваемся с такими ситуациями, когда, ну понимаете, любая, так сказать, не правильная модель она дает свои результаты. Это может гиперопека — когда ребенка, так сказать, вот ограждают от всего, и когда он встречается с реальностью ...

СА: Слишком. Не дают ответственности...

ВИ: Для него это стресс, он не может ... Гипоопека — это когда ребенок предоставлен самому себе, формальное отношение. По сути, по сути, иммунитет к всем вот этим болезням, зависимости, прививается в семье. Семья, потом школа, и так далее. Но самая основа, самое здоровое, так сказать, вот стержень, закладывается именно в семье. Для этого, для этого родители не должны, так сказать, выбирать «страусиную» политику, не должны прятать голову в песок, а должны, во-первых, являть собой пример трезвой жизни, вот.

СА: Да, здорового образа жизни, типа того.

ВИ: И в идеале исключить, так сказать, естественно алкоголь, сигареты, я уже не говорю про наркотики и так далее. Значит, в семье должны быть не формальные отношения. То есть, семья должна быть гармоничная. Это та семья в которой учитываются, и уважаются интересы любого члена семьи. Понимаете, когда какие-нибудь не формальные отношения будут, когда информация правдивая она будет звучать, когда родители не будут ждать, что там друг Петя расскажет, там о СПИДе, о так сказать, наркотиках и так далее. А расскажут либо сами, либо пригласят специалиста. Меня, кстати, часто приглашают в школы. Я никогда не отказываюсь.

СА: Вот это очень здорово — профилактика.

ВИ: Да, и в другие учебные заведения. В техникумы, в институте, в институты.Читаю там лекции. И зачастую сталкиваюсь там с тем, что информированность учащихся в разы, в порядки больше, чем информированность их родителей, понимаете? Которые иногда вообще, ну такой инфантилизм проявляют в этом вопросе, что...

СА: Кажется, что это не коснется никогда, что это где-то далеко.

ВИ: А, так скажем, коснуться может любого, и неблагополучной семьи, и благополучной, и конечно, вот к этому надо готовить ребенка к тому, что есть такие вещи как можно раньше.

СА: Ну вот сейчас ещё особо получает распространение такое вредное увлечение вейпами, парогенераторами, где абсолютно неконтролируемое количество непонятно каких веществ содержится, потому что эти смеси все не сертифицированы. И вот здесь, в общем-то, я так понимаю, возникает никотиновая зависимость, как аналог, в общем-то, курения сигареты, что ещё более усугубляет, вот, поведение подростков. В этой ситуации может быть какие-то ваши рекомендации как заподозрить, что может быть что-то не то с ребенком происходит?

ВИ: Ну смотрите. Вейпы, всякие кальяны, это собственно говоря, тоже самое, только в других формах. Те же сигареты. Другое дело, что, так сказать, преподносится это, так то что это безвредно, и так далее. На самом деле никотин в любом виде, в каком бы он не попадал в организм, он будет вызывать зависимость.

СА: Потому что это психотропное вещество.

ВИ: Его можно жевать, нюхать и так далее. Только будут входные ворота разные, и в первую очередь поражаются именно входные ворота. Ну, то есть, если человек курит трубку, то в первую очередь у него разовьется рак легких, ну в большинстве случаев. Если он курит сигареты — это будет рак легких.

Но есть болезни, которые, так сказать, поражают независимо от входных ворот. Это атеросклероз, это сосудистая патология, воздействие на сердце, и так далее.

Ну заподозрить... Любое не стандартное поведение подростка, оно должно быть проанализировано. Почему подросток стал агрессивным, почему он стал через чур сонным, понимаете? Ну иногда это имеет объективное. Почему он там дерзит, грубит родителям. Это все может иметь объективные причины, корни, но зачастую это признаки …

СА: Употребления наркотических средств.

ВИ: Да, наркомании. Иногда встречаемся с дикими ситуациями. Когда ребенок заперся в комнате. Никого не пускает, там, в течение недели. Повыкидывал из окна там телевизор, мебель, и так далее, понимаете?

СА: Ну а родители думают, что это все нормально.

ВИ: Они считают, что это проявление какого-то там юношеского максимализма, и так далее, понимаете? А там, на фоне употребления наркотика психические заболевания, психоз.

СА: Конечно, развиваются.

ВИ: У него уже галлюцинации, и вообще это просто опасно и для них, и для него. Но тем не менее, зачастую, вот ещё раз говорю такой инфантилизм родительский он приводит к тому что возникают серьезные последствия, и за помощью обращаются гораздо позже. Поэтому не ждите. Что-то не нравится — проконсультируйтесь. Ведь в этом нет ничего страшного, постыдного, и так далее.

СА: Позорного, конечно.

ВИ: Просто придите к психологу пообщаться. Хотя бы самому рассказать, поделиться опасениями. Прийти к врачу. Мы всегда проводим консультации. У нас есть лекции для родственников, бесплатные, причем абсолютно. То есть, приходят люди задают вопросы. Им рассказывают как строить отношения с зависимым человеком, как определить есть ли зависимость. Сейчас в принципе достаточно легко. Сейчас есть различные тесты, которые как тест на беременность проводятся там буквально в течение минуты, понимаете?

СА: Становится понятным и ясным.

ВИ: Становится понятным, хотя бы с определенной долей вероятности, понятно что это не анализ крови, и так далее. Но, тем не менее 99% вероятность это даёт, понимаете? Там чаще будет ложноположительный эффект, чем ложноотрицательный. Надо просто к этому относиться адекватно, и не лежать на диване, не ждать когда вопрос сам с собой решится, вот.

СА: Ну, для меня здесь важно как для семейного врача, прозвучало что у вас очень большая просветительская работа и что вы вот приглашаете на лекции, различные встречи. И действительно первый контакт может начаться с контактом с психологом который позволит сказать: «Да, здесь не просто подростковые какие-то появления, а действительно речь идет уже о химической зависимости». Ну и я так понимаю, что в общем-то арсенал современный лечебный в вашем медицинском центре позволяет «вытянуть» условно из такого рода состояний с комплексом реабилитационных постоянных мероприятий в общем-то вернуть к активной жизни. Да? В независимости от возраста, и вот вы говорите стали более старшие. Ну я хочу поблагодарить Виталия Ивановича Морозова - ведущего эксперта проекта клиника год 2018, кандидата медицинских наук, главного врача, вице-президент ассоциации организации здравоохранения медицинский центр Бехтерева, за в общем-то очень интересный и подробный рассказ о том как себя вести самим пациентам, имеющим химическую зависимость, ну и их родственникам (в случае если это там подростки, там молодое поколение). Как можно обратиться всегда в медицинский центр Бехтерев и получить и бесплатную лекцию, и лечение, которое позволит вернуть активность в жизни.

До встречи через неделю программа «Здоровый разговор» и я Сергей Ануфриев с вами были сегодня.

По любым вопросам звоните по телефону 8 800 555-05-99

Полный перечень услуг Медицинского Центра "Бехтерев"

Медицинские комиссии

Лечение психических заболеваний

Вызвать врача на дом Положить в клинику на лечение
Наркологический центр Бехтерев в ВКНарколог в ЖЖНаркология в ОдноклассникахВидеоканал о лечении зависимостейБехтерев в ТвиттереНаркологический центр Бехтерев в FacebookБехтерев в Instagram